«Катарину, или Дочь разбойника» заново поставили в Красноярском театре оперы и балета

Новости

Полувековая череда европейских триумфов «Катарины, дочери разбойника» (именно под таким названием ее знали и любили в России) закончилась почти полтора века назад. История предводительницы горных «амазонок», за головой которой охотится местный герцог, а за любовь борются неотесанный сообщник Дьяволино и прекрасный художник Сальватор Роза, намного пережила свою эпоху и во многом повторила судьбу лучших классических балетов.

Она родилась в 1846 году в Лондоне, где на пике своей карьеры одноактный вариант поставил Жюль Перро. Три года спустя он сам в расширенном виде представил балет Петербургу. Петербург и стал наиболее постоянной резиденцией «Катарины», хотя позже хореограф восстанавливал ее во многих других театрах. На российской премьере заглавную партию с огромным успехом (подогретым известием о том, что на репетицию явился император Николай I и лично показал танцовщице уроки обращения с мушкетом) танцевала Фанни Эльслер. Но и когда эпоха романтизма, которой был воскрешен небольшой реальный эпизод из биографии художника Сальватора Розы, истаяла, балетные звезды продолжали требовать для себя роль прекрасной и страстной разбойницы с ружьем. Поэтому спектакль в соответствии с новыми модами неоднократно переделывался. Одни сцены убирались, другие добавлялись, но общая конструкция, выстроенная Перро с помощью композитора Цезаря Пуни, стойко держалась. Тем более что Мариус Петипа, а затем Энрико Чекетти на драматургию «Катарины» не покушались, их интерес лежал в сфере развития танцевальных форм и лексики танца. Дикие непроходимые Аппенины, живописные итальянские кабачки, роскошная мастерская художника, упоительный римский карнавал — все эти сцены позволили безболезненно транспонировать балет из романтической трагедии в роскошную феерию, которая была в моде во второй половине позапрошлого века.

Легко читаемый сюжет, буйство красок, простодушие эмоций, эмоциональные перепады — в неисчерпаемом море танца — оказываются исключительно созвучными и сегодняшним зрительским ожиданиям. Эту тенденцию чутко уловил Сергей Бобров, известный своими оригинальными современными постановками, на счету которого, например, балет по мотивам астафьевской «Царь-рыбы». Консультантами для работы с историческими материалами он привлек музыковеда Елену Черемных и историка балета Ольгу Федорченко, в соавторы хореографии пригласил свою бывшую партнершу Юлиану Малхасянц, с которой многие годы танцевал ведущий характерный репертуар в Большом театре. Вместе эта команда придумала спектакль в старинном духе, не стесняющийся ни своей наивности, ни избыточной роскоши, ни красоты. Версии Перро, Петипа и Чекетти мирно соединены в единой конструкции. Композитор Петр Поспелов не стал стесняться репутации Пуни и со всей возможной искренностью современным средствами оркестровал очаровательные мелодии, сохранившиеся в скрипичном репетиторе «Катарины» (дирижер — Иван Великанов). Сценограф Альона Пикалова и художник по костюмам Елена Зайцева эмоционально и деликатно воспроизвели наши представления о старинном балете. Так же и хореографы воспользовались и своими историческими познаниями, и современным опытом. «Катарина» открывается роскошной картиной в Абруццких горах, где спрятан лагерь бандитов. Как и было положено в позапрошлом веке, балет не сразу обрушивает на зрителя всю мощь своих ресурсов — он начинается большой пантомимной сценой. Но рассказ, как поиск живописных горных видов забрасывает Сальватора к бандитам, занимает мгновения, которые сменяются презентацией главной героини. Катарина выпрыгивает на сцену со звуком оглушительного выстрела и, практически не останавливаясь, зримо завоевывает все пространство. Знатоков эта вариация сразу же катапультирует в более счастливо сохранившийся балет Перро — «Эсмеральду». Приемы классических балетов — от «Жизели» до «Баядерки», «Корсара», «Дон Кихота» — лежат в фундаменте практически каждого номера «Катарины», опознавать и расшифровывать их — отдельное удовольствие.

Однако текстологические раскопки, складывающиеся в калейдоскопически разнообразный спектакль, не заслоняют разнообразия талантов красноярской труппы. Как и положено старинному балету, «Катарина» буквально нашпигована пяти-, третье- и второстепенными сольными партиями. Внимание на себе задерживают и комичная троица музыкантов в кабачке (Валерий Гукленков, Александр Моисеев, Денис Погорелый), и трогательно-нелепый Паж (Даниил Костылев, Илья Хапров), и злодейский преследователь Катарины Офицер (Денис Казарин, Егор Осокин), и почти с легкостью преодолевающие заковыристую мелкую технику Друзья Дьяволино (Филипп Аржанов, Олексий Скалюн), и органично выглядящие в роли первой характерной солистки и Флоринды, соперницы Катарины, Анастасия Осокина и Анна Саленкова. Тем не менее, ни одно из трех подготовленных к премьере трио главных героев не теряется на этом эффектном фоне. Но если Анна Федосова (Катарина) и Юрий Кудрявцев (Сальватор) разыгрывают чистую историю незамутненной романтической любви, в которую не под силу вторгнуться Дьяволино — Георгию Болсуновскому, то в двух других спектаклях остается только посочувствовать Катарине (Наталья Боброва и Елена Свинко), которой приходится делать выбор между красавцами-художниками (юный Матвей Никишаев и приглашенный из Большого театра Якопо Тисси) и дерзкими и прекрасными Дьяволино (Марчелло Пелиццони и тот же Болсуновский). Зато повезло зрителю — при любом раскладе незабываемые впечатления ему обеспечены.



Источник

Оцените статью
Реальные советы на Задавай.Ру